Наше освободительное движение было воспитано на идее ненасилия

если лишить

В первые пятнадцать лет после достижения независимости мы жили мечтой Акбара о «всеобщем мире». Мы не хотели вооружаться и усиливать наш оборонный потенциал. Но затем наступил 1962 год. Мы никогда не стремились к превосходству в обороне. Даже сегодня мир знает, что, несмотря на высокоразвитый технологический потенциал в ядерной области, Индия отказалась от создания ядерного оружия. Да, мы имеем такую возможность, но у нас нет желания, и это общепризнано, обзаводиться ядерным оружием, оружием уничтожения. Я надеюсь, что ничье безрассудство не подтолкнет нас к этому. Урок истории, о котором говорил де Голль, справедлив и для Индии. Президент де Голль однажды сказал: -Франция не будет Францией, если ее лишить величия». Точно так же и Индия не сможет сохранить богатого разнообразия языков, климатических условий, религий, культурных, этнических и философских элементов, если ее лишить некой индийской общности. Нас давно и многие «критикуют». Можно вспомнить, например, лорда Маколея, который считал, что литература на урду и санскрите лишена совершенства. Его сестра однажды писала, что в Индии не растут сладкие плоды. А Дюбуа как-то заметил, что в Индии нет благоуханных цветов. Сэр Джон Бердвуд, немало потрудившийся для сохранения индийских ремесел, очень обиделся на искусствоведа Е. Б. Хэвела за то, что тот назвал живопись Аджанты типично индийским искусством. Бердвуд вообще не считал росписи Аджанты искусством. Даже сэр Эдвард Лютьенс, спланировавший Нью-Дели, не раз высказывал свое невысокое мнение об индийских архитекторах, в том числе и тех, кто построил Тадж-Махал. Обеим нашим странам настала пора отказаться от подобного рода «критики». (далее…)


ˆ Back To Top